Женщина на войне

Related Posts
4 Comments
Анна Златопольская

Круто! Особенно спасибо за последние абзацы Валерии Бондаренко! Очень красочно и объемно описано. Так и увидела вместе с ней)) Благодарю!

Надежда Арканова

Многое становится ясным… Благодарю!!!

Anna Aleksandrovna

А я всё плачу, плачу, но так и не проплакала всё, что там было. На поле, в военном маленьким госпитале (небольшой как бы фургончик) я уже была как закоченевшая от количества боли и потерь, я не встречалась больше с людьми внутренне, потому-что это значило, что еще одного, кто стал хоть на сколько-то близким и родным, потерять. Я перестала впускать людей внутрь, поставила стену, потому что больше переносить эту боль не могла. Это было уже не начало. В начале я еще была «живая», я могла радовать солдат и искриться, потом же я стала как лед, и вся боль, горе сжались у меня внутри как огромная пружина. Когда закапывали в яму солдат, я хотела одного — лечь туда с ними, но до какого-то момента долг перед живыми пересиливал. Работали почти без сна, валились на ходу. Кровь, кровавые тряпки в перевязочной, оперируют прямо там же, в этих маленьких помещениях, как могут, и больше не могу смотреть в лицо солдат.
В какой-то момент то, что накопилось у меня внутри, пересиливает, и я ложусь рядом с убитым солдатом на поле и замерзаю. Но даже после смерти не могу успокоиться — летаю там, теперь мне легче поддерживать их, в теле я уже больше не могла… Я не могу оставить войну, пока она идет… И их боль , их глаза вижу до сих пор. Мне кажется, это было мое воплощение перед нынешним, слишком живы воспоминания.

Елена Промская

Спасибо, очень интересно. Читаю и представление о событиях расширяется.

Leave a Reply

Your email address will not be published.Required fields are marked *